{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}

В чем заключается ювелирное искусство Петер Карл Фаберже?

 Петер Карл Фаберже, которого называют последним великим золотых дел мастером, родился в Санкт-Петербурге 30 мая 1846 года. Его отец, ювелир Густав Фаберже, был владельцем небольшой, но преуспевающей мастерской на Большой Морской улице, открытой им в 1842 году. Карл обучался в гимназии Святой Анны, одной из лучших петербургских школ. В 1861 году семья Фаберже переехала в Дрезден, где он прошел коммерческий курс в Handelschule. Там же, в Дрездене, Карл имел возможность познакомиться с коллекцией Gr?ne Gew?lbe, среди множества экспонатов которой хранились саксонские драгоценности, украшенные резьбой, и прекрасные образцы эмалировки эпохи Возрождения, а также шедевры искусства XVIII столетия. Позже Густав послал сына в поездку по Европе, в частности, по Германии, Италии и Франции.

{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje}{Ювелирная мастерская - ювелирные изделия - ремонт, изготовление, продажа } {сайт Wamaje} 

Поступив во Франкфурте-на-Майне в ученики к золотых дел мастеру Фридману, младший Фаберже впервые попробовал свои силы в ювелирном искусстве. Это путешествие оказало большое влияние на развитие Карла как художника.

В 1866 году он вернулся в Петербург, где начал работать как полноправный мастер на фирме своего отца вместе с Хискиасом Пендином, Августом Хольмстремом и Вильгельмом Раймером. В 1872 году Карл Фаберже возглавил скромное семейное предприятие, имея прекрасное образование и некоторый опыт в ювелирном искусстве и коммерции. Фирма представляла собой небольшую, хорошо организованную структуру, требующую некоторых изменений с целью привлечения новых богатых клиентов. Молодой Фаберже принял решение кардинально изменить стиль и переключиться с модных в то время тяжелых и дорогих ювелирных изделий на нечто более легкое, чтобы красота изделия оказалась важнее стоимости материалов. Он стал использовать менее дорогие металлы и российские поделочные камни: нефритовый жадеит, обсидиан, горный хрусталь, авантюрин и др. Точка зрения Фаберже заключалась в том, чтобы использовать драгоценные камни и металлы лишь как компоненты дизайна.

На Всероссийской выставке 1882 года Фаберже стал лауреатом, получив золотую медаль. Большой успех ему также принесла Северная выставка в Стокгольме в 1897 году, но еще большее признание он заслужил на Всемирной международной выставке в Париже в 1900 году, где судьями были преемники французских традиций ювелирного искусства, которыми он прекрасно владел. Искусство Фаберже в подражание французским мастерам XVIII века, особенно при использовании гильошированного эмалирования, было отмечено Рыцарским крестом Почетного Легиона.

Поначалу, доля Фаберже в заказах Двора была незначительной, выдерживать конкуренцию с такими ювелирами как Юлиус Бути, Эдуард Болин, Фридрих Кехли и Леопольд Цефтинген было нелегко, но с годами количество императорских заказов, выполняемых домом Фаберже, росло. Ему удалось завоевать расположение высших придворных чинов, оказывая бесплатные услуги по оценке, ремонту и реставрации ювелирных изделий в Эрмитаже. Свободный доступ к экспонатам позволил Карлу внимательно изучить технические приемы старых ювелиров, стилистические особенности изделий, выполненных в разные эпохи.

На должность придворного ювелира он был назначен в 1885 году. С изменением статуса Фаберже началась новая эра в ювелирном искусстве – эра Императорских Пасхальных яиц. Первое Императорское яйцо было создано по заказу Александра III, предназначено в подарок его жене, датской принцессе Марии, и, по мнению экспертов, представляет собой авторскую интерпретацию одного из яиц, находящихся в Датской королевской коллекции в Копенгагене. Подобные произведения было приказано создавать ежегодно, что свидетельствует о том, что подарок имел успех. Преемник Александра III, Николай II расширил заказ, велев изготовлять по два яйца ежегодно: одно для вдовствующей императрицы Марии Федоровны, а второе для своей жены, царицы Александры Федоровны.

Также фирма Фаберже предоставляла подарки для членов императорской семьи и их родственников из Европы по случаю различных памятных дат. Вслед за императором благосклонность к главному ювелиру стали проявлять и самые состоятельные люди страны, среди которых были Александр Кельш, Феликс Юсупов, Эммануил Нобель и другие. Большое количество ювелирных украшений Фаберже было предназначено в подарок звездам артистического мира Петербурга, актрисам театра и балета (балерины Зуччи, Елизавета Балетта, Кшесинская). Значительное количество заказов поступало также от членов королевских семей со всего мира (Англия, Дания, Германия, Сиам, Индия, Китай).Успех дома Фаберже был таким огромным, что, в связи с необходимостью расширения производства, в 1897-1905 годах были открыты филиалы в Москве, Одессе, Лондоне и Киеве. В этот период в мастерских трудилось около пятисот человек, но, несмотря на это, все предметы имеют общий стиль, что явилось результатом бдительного контроля самого владельца фирмы.

Стиль и техники

Стиль Фаберже носит печать изящества и подлинной строгой элегантности, свидетельствующая о высочайшем мастерстве, которое не бросается в глаза, но проявляется в кажущейся легкости, в глубине красок эмали, в неожиданных сочетаниях различных оттенков материалов. Общими узнаваемыми чертами изделий дома также являются скромность материалов и простота их использования. Нескончаемый поток полезных вещей – портсигаров, ламп, часов, барометров, спичечных коробков, рамок для картин, кнопок звонков, лорнетов, театральных биноклей, ножей для резки бумаги, булавок, всевозможных ящичков, коробочек и шкатулок, чернильниц, сигаретниц, флаконов для духов, письменных приборов и т. д. – превосходили друг друга своей изобретательностью. Каждая из них обладала изысканной формой и совершенством, была мгновенно узнаваема и символизировала статус владельца.

Самое большое историческое влияние на творчество Карла Фаберже оказала Франция XVIII века. Он воспроизвел технику, применявшуюся в то время, главным образом, метод гильошированного эмалирования, когда эмаль тонким, прозрачным слоем кладут на гравированную поверхность. Эта работа была очень трудоемкой, связанной с решением сложных технологических задач. Стеклянные смеси и окисленные металлы необходимо было нагреть до такой степени, чтобы они начали светиться, причем эмаль (прозрачная или непрозрачная) накладывалась обычно в несколько слоев. Особый переливчатый эффект некоторых изделий фирмы Фаберже достигался за счет нанесения первым слоя полупрозрачной эмали с оранжевой тенью и последующим нанесением нескольких слоев прозрачной эмали. Иногда между слоями клали золотую фольгу. Декорирование резьбой по металлу (гильоширование поверхности) усиливало зрительный эффект.

Для того чтобы удовлетворить вкусы более консервативных заказчиков, Фаберже применял клаузонированное эмалирование для создания произведений в традиционном Русском стиле. Для этого на серебряной поверхности с помощью металлической проволоки делались ячейки, которые потом заполнялись разноцветной эмалью. Характерными чертами этих произведений были яркие цвета и традиционный стиль цветочных узоров.

Выемчатое эмалирование – еще один метод, применявшийся Фаберже. Здесь эмалью заполнялись канавки, а затем накладывали еще один слой, покрывавший поверхность около канавки. Также использовалась техника plique-a-jour, когда каждая ячейка имела собственный переливающийся цвет.

Вдохновение Карла Фаберже пробуждали многие произведения различных эпох и стилей: от готики до Возрождения, а в поздних работах – эпохи Людовика XIV и стиля ампир. Влияние старорусского стиля особенно заметно в изделиях из серебра. В конце века Фаберже немного увлекся стилем Ар Нуво. Мотивы Дальнего Востока, в частности, японского искусства, идентифицируются в серии цветов и в вырезанных из камня фигурках животных. Фаберже был очень космополитичен в своем творчестве, обладал обширными знаниями, а вкусы его заказчиков сильно отличались друг от друга. И как личность, и как коммерсант, он бдительно следил за изменениями в общественных настроениях и моде, и это отражалось на его произведениях. Тем не менее, эклектичность, присущая его наследию, не производит впечатления дисгармонии.

Новое правительство, пришедшее к власти после революции 1917 года, принесло с собой хаос и разрушение. Конец дома Романовых означал и конец Фаберже. Как и многие, Карл с семьей эмигрировал из России. Он умер в Лозанне 24 сентября 1919 года.

Императорские пасхальные яйца

Серии Императорских Пасхальных яиц – захватывающие, эффектные произведения искусства, которые по своей художественности и духу перекликаются с шедеврами мастеров эпохи Возрождения, созданными для самых богатых и знатных вельмож. Стоимость здесь была не самым главным фактором, главным вкладом мастеров было художественное воплощение идеи, ее новизна и гармоничность. Обладая относительной свободой действий, Фаберже нес ответственность за то, чтобы сюжет его произведения удивил царственного покровителя своей неожиданностью и одновременно пришелся ему по вкусу. С помощью целой группы художников и мастеров он создал более пятидесяти произведений искусства, поражающих своей сказочной красотой, причудливостью и совершенством.

Факт возникновения у императора Александра III идеи подарить своей супруге на Пасху драгоценное яйцо выше уже упоминался. Известно, что государь был большим патриотом России, поэтому неудивительно, что он решил преподнести Марии Федоровне на Пасху именно пасхальное яйцо. До XVIII века вместо символических, ювелирных яиц обменивались раскрашенными настоящими, куриными. На изменение старой традиции, по всей видимости, повлияла европейская мода. На Западе на Пасху дарили дорогие яйца, изготовленные из разнообразных материалов, от дерева и папье-маше до фарфора, богато украшенные, покрытые эмалью, инкрустированные драгоценными камнями. Яйца с «сюрпризами» впервые появляются во Франции, во время правления Людовика XVI.

Итак, по подсчетам экспертов, во время правления Александра III было создано 10 яиц, и еще сорок четыре – за годы царствования Николая II. Не будем забывать о том, что пасхальные яйца изготавливались не только для императорской семьи, но и для частных состоятельных заказчиков. В нашей работе мы рассмотрим только императорские.

Несмотря на всевозможные трудности с установлением дат создания, связанные с атмосферой таинственности, которая окутывает каждый из заказов, на сегодняшний день определено сорок семь яиц из существующих пятидесяти четырех. Десять из них хранятся в Оружейной палате Кремля. Самой большой коллекцией, в количестве одиннадцати штук, обладал американский коллекционер Малкольм Форбс, до тех пор, пока ее не приобрел Виктор Вексельберг. Пять яиц находится в Художественном музее Вирджинии (Ричмонд, США), три – в Художественном музее Нового Орлеана (США), три – в коллекции королевы Елизаветы II, два – в Фонде Эдуарда и Мориса Сандоза (Швейцария), два – в Музее Хиллвуд (Вашингтон, США), два – в Художественном музее Уолтерс (Балтимор, США), одно – в Художественном музее Кливленда (США), одно – в Коллекции Альбера, принца Монако, одно – в Русском национальном музее, одно – в музее Ферсмана. Еще четыре яйца находятся в частных коллекциях, а местонахождение еще восьми на сегодняшний день неизвестно – они известны по описаниям и старым фотографиям и считаются утерянными.

Первое Императорское яйцо 1885 года наиболее простое. В золотой скорлупе, снаружи покрытой непрозрачной белой эмалью, находится золотой цыпленок с рубиновыми глазами. В нем был спрятан сюрприз, не дошедший до нас – корона с алмазами и рубинами. Прототипом этого изделия считается золотое Пасхальное яйцо из Датской королевской коллекции в Копенгагене, созданное в первой половине XVIII века. Его скорлупа выполнена из слоновой кости, а внутри него находится цыпленок с алмазными глазами, который раскрывается, обнаруживая корону с алмазами и колечко с алмазами.

Из яиц, хранящихся в собрании Оружейной палаты, самое раннее – «Память Азова», созданное в 1891 году. Оно посвящено путешествию на Восток (через Индию, Китай и Японию) царских сыновей, Николая Александровича и Георгия Александровича, длившемуся девять с половиной месяцев. Морская часть пути происходила на крейсере императорского флота «Память Азова», и сюрпризом этого яйца является миниатюрная копия корабля из платины и золота. Она помещена на пластину цвета морской воды из аквамарина, в золотой оправе с петлей. За петлю модель вытягивается из яйца-футляра из гелиотропа, который состоит из двух частей, соединенных шарниром. Темно-зеленый цвет минерала передает впечатление морских глубин, а вплетенные в золотую чеканную оправу стилизованные раковины (рокайльные элементы) символизируют подвижную стихию.

В коллекции Виктора Вексельберга находится яйцо «Ренессанс», выполненное в 1894 году мастером Михаилом Перхиным из серого агата. Его возможным прототипом является ларец Ле Роя XVII – начала XVIII века из коллекции «Зеленых сводов» в Дрездене. Оно декорировано решеткой из полос белой эмали с четырехлепестковыми алмазными розами в их пересечениях. Наверху, в овале, гильошированном красной эмалью, из алмазов выполнена дата изготовления. Стороны яйца украшены ярко-красной, синей и зелеными эмалями, бриллиантами и рубиновыми кабошонами. Львиные головы с кольцами в пастях выполняют функцию ручек. Сюрприз яйца не сохранился, но существует предположение, что им было хрустальное яйцо «Воскресение».

Т.н. «Коронационное» яйцо, которое Николай II подарил императрице Александре Федоровне, было выполнено в 1897 году (коллекция Вексельберга) мастером Михаилом Перхиным. Цвета яйца подобраны в соответствии с коронационным одеянием Николая: золото, гильошированное в виде лучей солнца, покрыто прозрачной бледно-желтой эмалью. Поверх – решетка из лавровых лент, скрепленных черными эмалированными двуглавыми орлами. На верхушке яйца – монограмма императрицы из алмазов и рубиновых кабошонов. Таким же изысканным, как и само яйцо-футляр, является и его сюрприз – миниатюра коронационной кареты. Бархат внутренней обивки кареты искусно имитируется красной эмалью, позолоченные деревянные оконные рамы – золото с гравировкой. В интерьере использовалась голубая эмаль для занавесок и бирюзовая – для потолка. На крыше кареты находится императорская корона с алмазами-розами. Копия повторяет оригинал даже в такой детали, как откидывающаяся при открытии дверей подножка.

В 1899 году в подарок Александре Федоровне было приготовлено яйцо-часы (Оружейная палата). Золотая, усыпанная алмазами часовая стрелка имеет вид стрелы Амура, выпущенной из лука. В оформлении этого пасхального сувенира, сделанного по образцу старинных французских часов конца XVIII века, использован символический язык цветов. Яйцо увенчано пышными лилиями, которые словно прорастают сквозь венок многоцветных золотых роз. Сочетание роз (символов любви) с лилиями (символов чистоты и невинности), а также с горящими факелами, чей огонь превращается в пышные растительные завитки, говорит о добродетельном пламени семейной любви, вечном цветении неугасающего чувства. Яйцо выполнено в стиле Людовика XVI, который пришел на смену т.н. «третьему рококо» (примером которого является уже упомянутое яйцо «Память Азова»). Оно декорировано прозрачной желтой эмалью по гильошированному фону и накладным узором из цветного золота, а также букетом белых лилий из халцедона и золота. Часы имеют белый эмалевый циферблат, вращающийся по горизонтали, и неподвижно закрепленную стрелку.

Яйцо с моделью крейсера «Память Азова» тематически связано с пасхальным яйцом, посвященным строительству транссибирской магистрали (Оружейная палата). Соединение рельсовым путем Европейской и Азиатской части России было заветной мечтой императора Александра III, образовавшего специальный комитет для его постройки под председательством наследника престола Николая Александровича, для которого это стало первой начальной школой ведения государственных дел. Яйцо с моделью сибирского поезда было выполнено мастером Михаилом Перхиным и подарено Николаем II супруге в 1900 году. Оно содержит механический сюрприз, который вынимается и приводится в движение поворотом золотого ключика. Сюрприз поражает виртуозным искусством ювелиров и тончайшей работой мастеров, создавших хитроумный механизм, не превышающий в длину двух сантиметров. Тем не менее, он приводит в движение паровоз с рубиновым фонарем и бриллиантовыми фарами и пять вагончиков с окошками из горного хрусталя и надписями, которые можно прочесть только в лупу. Последним в модели расположен вагон-церковь, образцом для которого послужил подобный вагон, построенный в 1896 году и освященный в присутствии императорской четы в честь св. Ольги – святой первой дочери царя. Поезд-сюрприз складывается на три части и убирается в яйцо-футляр, внутри обитое бархатом, а снаружи украшенное полихромной эмалью и широким серебряным поясом с гравированной картой Российской империи с Транссибирской магистралью. Серебряное яйцо с крышкой на шарнире, помещенное на массивное профилированное основание из белого оникса, увенчано литым трехсторонним изображением двуглавого орла и опирается на три серебряные позолоченные фигуры шагающих грифонов с мечом и щитом в лапах (элементы родового герба династии Романовых) в знак того, что великий путь был построен по велению и под руководством двух Романовых – российских императоров Александра III и Николая II.

Яйцо «Часы с кукушкой», также выполненное в 1900 году и находящееся сейчас в коллекции Вексельберга, роскошно украшено в стиле барокко и таит в себе механическую птицу. Стоит нажать кнопку на задней поверхности часов, и поднимается ажурная золотая крышечка на верхушке яйца, откуда появляется птичка. Когда она «кричит», открывается клюв и разворачиваются крылья.Яйцо «Клевер» (мастер Михаил Перхин, Оружейная палата), подаренное императрице в 1902 году, соткано из тончайших сканых золотых трилистников клевера, лепестки которых выложены мелкими алмазными розами и заполнены прозрачной, светящейся, как витраж, оконной эмалью. Между нежными мерцающими лепестками клевера вьются ленточки из мелких рубинов, считавшихся камнями страстной любви. Сюрприз, к сожалению, был утерян, но доподлинно известно, что внутри находился большой четырехлистник клевера с лепестками, усыпанными алмазами и украшенными четырьмя миниатюрами царских дочерей.

Яйцо «Московский Кремль» (1904-1906 гг., Оружейная палата) со сверкающим золотым куполом Успенского собора было выполнено в память посещения царем и царицей первопрестольной  Москвы на Пасху 1903 года. Оно представляет собой своеобразную вариацию на тему кремлевской архитектуры. Декор золотого яйца, покрытого белой опаловой эмалью и увенчанного полированным золотым куполом, навеян архитектурой московского Успенского собора, причем в одно из окошек виден его празднично освещенный интерьер. В подставке из красного золота дважды воспроизведены Спасская и Водовзводная башни Кремля, соединенные между собой стенами с причудливыми фантазийными решетками. Яйцо-собор высоко вознесено над подставкой, его купол парит над эмалевыми кровлями башен, между которыми к храму поднимаются многочисленные золотые ступени. Внутри подставки размещен музыкальный механизм, который заводится золотым ключом, и тогда звучат праздничные пасхальные гимны композитора Кастальского.

Яйцо «Лебедь», датированное 1906 годом, находится в коллекции Фонда Эдуарда и Мориса Сандоза в Лозанне. Снаружи золотое, покрытое розовато-лиловой эмалью, яйцо украшают решетки из алмазов, а внутри находится прекрасный сюрприз: аквамариновое озеро с платиновым лебедем. Механизм под крылом заставляет лебедя разворачивать крылья, изгибать шею и плавно скользить вперед, перебирая перепончатыми лапками.

Яйцо с решеткой из роз, выполненное в 1907 году, возвращает нас к теме природы (Художественная коллекция Уолтерс, Балтимор). Это золотое яйцо покрыто прозрачной светло-зеленой эмалью и украшено розами, лепестки которых покрыты светло- и темно-розовой эмалью, листья – прозрачной зеленой эмалью.

В яйце «Павлин» из горного хрусталя, сделанном в 1908 году (Фонд Эдуарда и Мориса Сандоза, Лозанна) находится еще один хитроумный механический сюрприз: роскошный золотой павлин, украшенный эмалью, среди золотых ветвей с цветами из драгоценных камней. Его можно извлечь из яйца, завести, и тогда он гордо поднимет голову и распустит хвост, переливающийся разноцветной эмалью.

Одним из самых роскошных было яйцо 1908 года с миниатюрной копией Александровского дворца в Царском селе (Оружейная палата), щедро украшенное золотом, рубинами, алмазами. Этот нефритовый пасхальный подарок, состоящий из двух соединенных шарнирами частей, посвящен семейной теме и украшен акварельными портретами маленького наследника престола Алексея Николаевича и юных прелестных великих княжон. Сюрприз яйца представляет собой миниатюрный дворец, перед которым изображены газоны и клумбы из цветного золота. Он кажется отгороженным от остального мира идеальной, замкнутой формой круга и похож на остров.

В 1909 году в мастерской Г.Вигстрема было создано пасхальное яйцо, посвященное любимой царской яхте «Штандарт» (Оружейная палата), которую называли «плавающим дворцом», на котором царская семья проводила много времени в шхерах Финского залива. Ее копия является сюрпризом этого яйца. Императорский штандарт с черным двуглавым орлом на золотом фоне развевается на тончайшей мачте золотого кораблика, рассекающего хрустальные волны. С достоверностью до мельчайших деталей воспроизведены внешний вид и оснастка яхты вплоть до вертящегося золотого руля и крошечных платиновых шлюпок. Для оформления яйца Карлом Фаберже был избран старинный стиль Ренессанс, о благородных и изысканных формах которого напоминает архитектоничное, богато профилированное основание и преобладание горизонтальных линий. Сочетание в этом изделии горного хрусталя, ляпис-лазури и тончайшей золотой эмалированной оправы, на которой рассыпаны алмазы, составляет аккорд редкой красоты. Модель яхты бережно поддерживают дельфины на своих хвостах.

Пасхальное яйцо следующего, 1910 года, подаренное Николаем II своей матери, вдовствующей Марии Федоровне, содержит внутри золотую модель памятника императору Александру III (Оружейная палата), воздвигнутого на Знаменской площади Санкт-Петербурга скульптором П.Трубецким. Сюрприз-памятник помещен в роскошное яйцо-футляр, выполненное в стиле Ренессанс. Оно выточено из горного хрусталя и украшено тончайшим гравированным узором. По бокам укреплены сужающиеся книзу четырехугольные гермы, завершенные двуглавыми орлами. Подставка представляет собой четыре крылатые полуфигуры путти, укрепленные на хрустальном профилированном основании. Верхняя часть яйца с бриллиантовой сеткой, напоминающей кессоны, подобна сверкающему куполу над памятником императору. Оправа яйца выполнена целиком из платины, богатые декоративные возможности которой Фаберже сумел оценить одним из первых. Серый цвет платины зрительно увеличивает размеры камней, делая их максимально открытыми, к тому же она, в отличие от серебра, не патинирует. В яйцо вкладывается модель памятника на высоком прямоугольном постаменте из ляпис-лазури.

Яйцо того же, 1910 года, предназначенное в подарок Александре Федоровне, хранится в коллекции королевы Елизаветы II, изображает колоннаду. Это романтическое произведение, созданное мастером Генрихом Вигстремом, представляет собой храм любви, окруженный четырьмя херувимами, а наверху сидит серебряный позолоченный купидон. Купол, венчающий произведение, покрыт опалесцирующей розовой эмалью. Находящийся под ним циферблат усыпан алмазами-розами.

Яйцо «Лавровое дерево» 1911 года хранится в коллекции Вексельберга. Ветви миниатюрного дерева сделаны из золота, листья вырезаны из нефрита, золотые цветы с алмазами с центре покрыты белой эмалью, а плоды сделаны из драгоценных камней. Изделие покоится на нефритовом постаменте с четырьмя столбами, соединенными цепью из золотых листьев, которая покрыта зеленой эмалью и украшена жемчугом. Дерево стоит в белом халцедоновом ящичке, декорированном золотой решеткой и зелеными лавровыми гирляндами с рубиновыми кабошонами. В кроне дерева спрятан сюрприз, который открывается при повороте одного из плодов – это миниатюрная птичка.

Пасхальное яйцо 1913 года Карл Фаберже посвятил 300-летию дома Романовых (Оружейная палата). Важнейшая политическая тема потребовала особо торжественного художественного воплощения, столь насыщенного элементами государственной символики. Основанием для яйца стала миниатюрная копия Государственного щита, входящего  в состав Государственных Регалий, хранящихся в Оружейной палате Московского Кремля. Мастера фирмы Фаберже выполнили копию из ярко-красного пурпуринового стекла, секрет которого был возрожден технологами Императорского стекольного завода. Подставка имеет вид трехстороннего серебряного гербового орла со скипетром и державой в лапах. На орле утверждено яйцо, верх и низ которого украшены крупными плоскими алмазами, под которыми на серебряной фольге чернью начертаны даты «1613» и «1913». Особым великолепием отличается отделка самого яйца: его золотая «скорлупа» украшена белой транспарантной переливчатой эмалью по гильошировке и затянута золотой чеканной сеткой с рельефными изображениями царских венцов, корон и двуглавых орлов, каждая деталь которых выполнена с исключительной тонкостью. Главным украшением пасхального шедевра служат восемнадцать миниатюрных портретов всех царствовавших представителей Дома Романовых, написанных акварелью по кости и помещенных под выпуклыми пластинами из горного хрусталя. Рамки портретов выполнены из мелких алмазов. Миниатюрные портреты монархов отличаются изощренностью технического исполнения, отточенностью и законченностью письма, скрупулезностью в изображении костюма и аксессуаров. Автором миниатюр был Василий Зуев, известный санкт-петербургский художник-миниатюрист, сотрудничавший с фирмой Фаберже. Сюрприз яйца «300-летие Дома Романовых» наглядно иллюстрирует мысль о создании и укреплении Российского государства под скипетром венценосных представителей правящей династии. Внутри яйца укреплен вращающийся  земной шар, выполненный из вороненой стали, глубокий синий цвет которой передает окраску морей и океанов. На поверхности шара укреплены материки из цветного золота, причем дважды помещено изображение Северного полушария. На одном можно видеть территорию России в границах 1613 года, а на другом – в границах 1913 года. Сюрприз этого пасхального подарка – зримое и оригинальное воплощение идеи о том, что за 300 лет правления династии Романовых Государство Московское стало обширной Российской империей. Карл Фаберже запечатлел ее в виде ювелирной миниатюры, многоцветного золотого узорочья на пасхальном подарке царя.

Последнее по времени создания яйцо было выполнено во время первой мировой войны и посвящено награждению императора Николая II орденом Св.Георгия IV степени (1914, Оружейная палата). Знаки ордена помещены наверху сюрприза-мольберта в виде вензеля императрицы Александры Федоровны. На нем же укреплена миниатюрная картина на пластине из слоновой кости, изображающая Николая II и цесаревича Алексея на боевых позициях. Это яйцо, помещенное на подставку из четырех снарядов, укрепленных на нефритовом постаменте, отличается от других пасхальных подарков строгостью и сдержанностью, чистотой формы. Акцент сделан на гладкой, идеально отполированной, отливающей холодным блеском поверхности стали. Официален и суховат накладной золотой декор – вензель императрицы, герб Москвы и двуглавый геральдический орел со стрелами и лавровым венком в лапах – символами войны и будущей славы. Несмотря на минимум изобразительных средств, это яйцо является одним из тех произведений, которые наиболее полно передают настроение своего времени. Атмосфера тех лет войны с Германией прекрасно отражена в акварельной миниатюре художника В.Зуева, выполненной в неярких, серых тонах. Хмурый день, тяжелое небо со свинцовыми тучами, безлиственное дерево на переднем плане – все это является безрадостной декорацией для персонажей: царя и наследника престола в серых скромных шинелях, склонившихся над картой вместе с военачальниками. Видимо, художниками и ювелирами был выполнен специальный заказ: показать будни войны, представить царя и наследника в центре военных действий.

Подводя итог, можно отметить особую закономерность в выборе тем для их реализации в Императорских пасхальных яйцах. Часто эти сувениры были посвящены особенно важным событиям в жизни империи. Также нередко затрагивалась семейная тема, в сентиментальном, романтическом ключе, ведь эти подарки предназначались, прежде всего, членам дома, а не на всеобщее обозрение. Вопрос о том, советовался ли ювелир с императором по поводу сюжета и темы ежегодного пасхального подарка, остается открытым. На мой взгляд, решающее слово здесь имело мнение самого ювелира, нем не менее, очевидно, что он получал определенные предписания от императора.

Не раз отмечалось некоторое заимствование мотивов и наличие прототипов для некоторых яиц. Для оформления пасхальных подарков Фаберже, как правило, обращался к старинным стилям – пышному рококо, парадному классицизму, торжественному ампиру. Художественное решение императорских яиц является прекрасной иллюстрацией к меткому определению английского антиквара и исследователя К.Сноумана, назвавшего Фаберже «культурной губкой». Художники и ювелиры прославленного предприятия много сил и времени отдавали изучению форм и орнаментов искусства давно минувших эпох и постоянно черпали из этого неиссякаемого источника. При этом работы фирмы Фаберже не производили впечатления чего-то подделанного, а носили отпечаток свежего, живого и умственного движения.

Творчество Фаберже, в том числе его череда императорских яиц с сюрпризами не укладывается только в рамки ретроспективизма. Иногда он обращался к современному стилю модерн с его флоральными мотивами и изысканными выразительными линиями. («Ландыши», «Анютины глазки», «Клевер»). Российский ювелир избегал эксцентричности, присущей французским мастерам ар нуво. Это сказалось в выборе цветов: вместо экзотических орхидей и ирисов он предпочитал скромное обаяние незабудок, ландышей, одуванчиков и других полевых цветов.

Слава Фаберже, начавшаяся с серии Императорских пасхальных яиц – результат покровительства многочисленной клиентуры и высоких требований, предъявляемых императорской семьей ювелиру. Эти заказы позволили Фаберже не считаться с затратами средств и времени и заботиться только об изобретении новшеств и отбору и реализации в своих изделиях всего самого совершенного из мирового наследия.

Было ли это полезно?